Эротический сборник - от 18 и старше


Бойлав в современном обществе (Часть первая)



Статья пренадлежит Felixxx BoyLove

Бойлав в современном обществе.


Бойлав (BoyLove) - Римско-Католическая Церковь

Я следил за скандалом вокруг так называемых «случаев педофилии» среди католических священников в Соединенных Штатах; а кто не следил? Я прочел елейную статью Эндрю Салливана в журнале Тайм; его веб-сайт ломился от откликов. Интересно, какие образцы гражданского мужества продемонстрирует Салливан в следующий раз – может, заклеймит детских сутенеров в Камбодже? Только посмотрите, как он пыжится отгородить чистенькие взрослые гей-пары, мечтающие держать друг друга за руки, от злодеев-педофилов.


К моему разочарованию те же пошлые нападки теперь циркулируют среди самих бойлаверов. Вы понимаете, о чем я. Эти преступники злоупотребляли своей властью; они не имеют ничего общего с BL. Католики вообще все лицемеры; так им и надо. Это банда гомофобов и сборище старых пидарасов в одном лице; чего еще от них ожидать? Они там подавляют инстинкты и от этого становятся растлителями. Ни к селу ни к городу поминают еще инквизицию, суд над Галилеем и насилие над Новым Светом. И хоть бы под конец эти авторы заметили и осудили вал пристрастных, преувеличенных репортажей, смакование сальных подробностей и громоподобные тирады в масс-медиа; хоть бы под конец усомнились, все ли эти «мальчики-жертвы» были угрюмыми и пассивными объектами священнической похоти. (К чести бойлаверов несколько человек все-таки предположили, что иные сорванцы, вволю порезвившись за алтарем, могли через двадцать лет в виду перспективы увесистых выплат решить, что тоже были жертвами.)


Эх, ребята, неужели это все, на что мы способны.


Никак мы не выйдем из плена представлений, что представляем собой ничтожное гонимое меньшинство. Все-то нам внушают, как далеки наши сексуальные вкусы от мейнстрима, как нам просто на роду написано служить громоотводом для всех маргинальных групп, от фундаменталистов до феминисток и PC-геев (геев с компьютерами). Всем им нужно КОГО-ТО ДРУГОГО объявить абсолютным злом, кого-то безответного, слабосильного, и мы для них наилучший кандидат. Нас можно запрячь как подлинных половых преступников, чтобы всех прочих сделать ангелами. Наша малочисленность делает нас политически удобными мишенями. Мы слишком слабы и рассеяны, чтобы дать сдачи, зато нас легко раздуть в монстров и пугать нами всех потенциальных диссидентов: матерей-одиночек, геев без ПК, тех, кто возмущается, когда попирают четвертую поправку.


Во всем этом есть доля правды, но это не вся правда. И скандал вокруг «педофилов» в РКЦ дает возможность задуматься о более широкой коалиции, демонизирующей нашего брата.


Ведь бойлаверы на самом деле вовсе не являются «меньшинством», разве что в сугубо числовом смысле (в этом смысле мужчины – меньшинство). Мы – остаток того, что до недавнего времени находилось в центре культуры и цивилизации. Священники РКЦ – такие же могикане, это наши двоюродные братья (помимо BL-священников).


Бойлав (BoyLove) - фото мальчика

Во всех известных из истории цивилизациях и культурах передача культурного наследия происходила раздельно для разных полов. Мальчик оставлял женское царство родного дома и вступал в чисто мужской мир, где его обучали, экзаменовали и в итоге объявляли мужчиной. Шла ли речь о военном искусстве, об интерпретации священных текстов, о музицировании или выслеживании дичи, всему необходимому мальчики-подростки учились у мужчин и у них же проходили аттестацию на звание мужчины.


Сопоставимые процессы происходили и дома, где женщины учили девочек традиционным навыкам женского царства: искусству кухни и очага, уходу за младенцами и садом-огородом.


Я назвал эти процессы сопоставимыми. Но они не были одинаковыми. В традиционных обществах за обучение девочек отвечала большая группа женщин, происходивших из того же дома. А мальчики покидали родной кров и поступали в мужские институты – армии, охотничьи отряды, гильдии, жреческие касты, – где отношения начинали зависеть не от родственных связей, а от личных талантов, насколько их ценили иерархи-меритократы. Подобные институты социализации и передачи культуры встречаем во всех традиционных обществах, то есть во всех обществах кроме Просвещенного Запада: от охотников-собирателей каменного века в верховьях Амазонки до позолоченной цивилизации династии Сун в Китае.


В современном западном обществе эти институты, даже если продолжают существовать, под постоянным напором технического прогресса утратили почву под ногами. Мужские мускулы потеряли прежнее экономическое значение. Подметание полов, стирка и готовка пищи в достойном домашнем хозяйстве резко сократились с появлением стиральных машин, пылесосов и холодильников. Экономическая безопасность стала обеспечиваться банками, а не родственниками; поэтому семьи уменьшились до размера нуклеарных и того меньше. И схема социализации переменилась. Девочки теперь так же покидают дом, как и мальчики. Мальчики и девочки учатся вместе. Институты, традиционно отвечавшие за социализацию мальчиков – школы и церкви, – теперь отвечают и за образование девочек и все более попадают под контроль женщин. В государственных школах в Соединенных Штатах вплоть до старших классов работают в основном женщины. Сегодня вполне возможно и даже является обычным делом, что американский или европейский мальчик достигает старшего подросткового возраста, не имея рядом ни одного авторитетного мужчины, кроме отца – а зачастую не имея и последнего.


Но человеческая природа не меняется столь быстро. Двести лет – лишь мгновение в истории человеческого вида. Пусть технический и экономический прогресс и привел нас к образу жизни, способному поразить наших предков, в душе мы еще слышим все те же древние желания. Мальчиков влечет на поиски одобрения со стороны товарищей и со стороны взрослых мужчин, им хочется, чтобы мужчины оценивали их как мужчин. И мужчины отзываются на это; отзываются всесторонне, в том числе в сексуальном плане.


Вторая часть

Назад в категорию | Назад к разделам | Карта раздела

Оставить комментарий